Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:00 

Верь в то, что ты читаешь...(Глава 13)

Dark_Nero
Люди ни о чем не говорят.
Верь в то, что ты читаешь...
Автор: Alisia Keehl
Бета: Electra Hound (она же и соавтор)

Фэндом: Bleach
Персонажи: Гриммджо/Ичиго

Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, Экшн (action), AU
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика
Размер: планируется Миди, написано 46 страниц
Кол-во частей: 14
Статус: в процессе написания

Глава 13. Переплетение судеб...
Куросаки находился в одной и той же позе уже несколько часов после ухода Шинджи. Ужасно затекли руки, болела спина, и дико хотелось пить.
Похоже, о них все забыли. Гриммджо лежал на спине с закованными руками и тихо стонал. Он был без сознания и, похоже, у него был сильный жар. Ичиго видел, как тяжело вздымалась грудь раненого. Губы принца потрескались, а черты лица заострились, выдавая крайнее измождение.
«Что же это такое? Почему никто не приходит, чтобы проверить его?», - подумал юноша.
Ичиго охватило чувство, похожее на панику: он со страхом представил, как Джаггерджак будет умирать у него на руках. Парень попытался позвать на помощь, но из пересохшего горла вырвались лишь слабые хрипы. Рыжий отчаянно дернул руками, вызвав новый приступ судороги в мышцах. Что же делать?
Внезапно заскрипела дверь, и пленный испуганно обернулся: на пороге стоял красивый высокий мужчина с белыми волосами. Он смерил Куросаки надменным взглядом.
- Кто вы? - просипел парень, испытывая странный трепет.
Незнакомец лишь презрительно пожал плечами и отвернулся. Его взгляд упал на раненого аристократа. Какая разительная перемена произошла во всем его облике! Он встревожился и, не мешкая, бросился вперед. Опустился на колени около койки, прощупал пульс, почти с нежностью провел по щеке Гриммджо, и, дотронувшись до лба, откинул несколько непослушных синих прядок. Поняв, что у заключенного жар, пепельноволосый выругался сквозь зубы и стремглав бросился к двери…


***
Сказать, что Ичиго был в шоке, ничего сказать. Только что ему подарили надежду хоть на малейший просвет, а потом выбили ее так же внезапно, как и дали ощутить. Однако, хотелось верить, что встревожился незнакомец все-таки потому, что испугался за состояние Гриммджо, а не из-за неподготовленной для него могилы. Хотя, стоило Куросаки поднапрячь память, как он вспомнил этого мужчину: именно он тогда подхватил принца, не дав ему разбиться о землю, а потом исчез, держа его на руках. Во всяком случае, один раз блондин уже помог голубоглазому, может, поможет и еще раз?
Ичиго поджал пересохшие губы, глядя на наставника с непередаваемой болью. Даже сейчас, когда Джаггерджак балансировал на грани жизни и смерти, остро нуждаясь в посторонней помощи, он оставался для рыжего спасательным кругом, не давал думать о том, что он сотворил.
Как только приходило понимание совершенного поступка, Ичиго хотел лично придушить себя или разбиться об стену. В голове не укладывалось, что, защищая, он сделал еще хуже. И от этого к горлу поступал тяжелый ком, не позволяющий дышать, а на глаза наворачивались непрошеные слезы. Тогда Куросаки поклялся перед собой, что обязательно признается родственникам погибших в содеянном и попросит прощения… совсем, как Гриммджо. В какой-то момент медиум просто представил, каково тогда ему, когда он видит, сколько людей отправил на смерть. Список принца не ограничивался небольшим отрядом разведки… Его боль и вина тянулись гораздо дальше и глубже. Это заставляло держаться и рыжего: подсознательное нежелание уступить учителю, показаться слабым рядом с ним и обязательно вытащить отсюда, защитить, спасти.
Но сейчас он висел на цепях, не чувствуя своего тела, и смотрел, как умирает Гриммджо, его личный стимул, друг, соперник… некто, очень близкий и нужный. Злость нахлынула с новой силой, вызывая у медиума глухой рык.
«Вернись, ублюдок!», - мысленно кричал он, отчаянно глядя на дверь.
В коридоре раздался шум, ор и ругань. Потом распахнулась дверь и, в камеру, ввалилось сразу несколько человек. Одним был уже известный Ичиго светловолосый незнакомец, вторым – ублюдок Шинджи, который его допрашивал, еще были знакомые ему девушка в ярком комбинезоне и розоволосый толстяк.
- Сволочи! – вопил светловолосый вайзард дурным голосом. – Хули он весь побитый у вас и почему в кандалах?!
Лекари подбежали к Гриммджо и стали суетиться около него. Толстяк достал из кармана ключи и стал торопливо отстегивать руки принца.
- Он не хотел говорить, ну я его и приложил пару раз… для общительности, - почти спокойно ответил Шинджи, который явно был не доволен таким обращением к себе. – Успокойся, Кенсей.
- Кого ты приложил?! – Кенсей, недолго думая, сгреб товарища за грудки и встряхнул. Его лицо было перекошено от ярости. – Повстанческого командира Джаггерджака, Лесную Пантеру?!
Казалось, скажи им хоть слово сейчас, и оба накинуться на того несчастного и разорвут его на мелкие кусочки!
- Что?! – Шинджи мигом потерял все свое спокойствие и с неподдельным изумлением уставился на светловолосого парня. – Как это? Он мне сказал, что его зовут Шмульке.
- Какой, бля, Шмульке-Пульке?! – казалось, еще мгновение и Кенсей съездит Шинджи по морде. – Ты что идиот?! Зачем мне спасать и тащить на себе какого-то Шмульке!
- Мугурума… - Хирако поджал губы, подбирая слова. Весь его вид говорил о раскаянии и обескураженности. – Прости, что так получилось. Я, правда, сожалею.
- Да? – тон пепельноволосого стал спокойней. Он тяжело вздохнул и выпустил товарища. – Что же вы наделали… Я оставил вам его, надеясь, что все будет хорошо, а вы…

Он импульсивно махнул рукой и, резко развернувшись, подошел к койке. Тем временем толстяк уже расковал руки Гриммджо и, откинув покрывало, сложил крупные ладони крест-накрест над солнечным сплетением раненого. С его рук срывалась золотистая реацу, обволакивая кожу принца. Девушка же достала пузырек и, аккуратно наклонив, его над полуоткрытыми губами аристократа влила несколько темных капель ему в рот.
- Как он? – спросил Кенсей, опускаясь на колени. Ичиго замер и навострил уши. Ему очень хотелось, чтобы с принцем все было хорошо.
- Жить будет, - удивительно приятным баритоном, совсем не вязавшимся с его телосложением, ответил толстый мужчина. – Ему сейчас нужен отдых и покой. Он молодой – справится.
Рыжий расслабленно выдохнул, словно камень с души свалился. Но тут, же его умиротворение сменилось чувством ревности: он увидел, как Мугурума взял принца за руку и прижал ее к своим губам.
- Шинджи, его надо отнести наверх, - девушка обернулась к Хирако. – Здесь душно и плохо, в таком месте делать перевязки нежелательно.
Шинджи неопределенно пожал плечами, словно говоря «как угодно». Мугурума, не мешкая, завернул раненого в покрывало и осторожно подхватил на руки. Тот слабо простонал, находясь в каком-то бредовом состоянии, и Ичиго заметил отчетливое выражение сочувствия незнакомца. Он осторожно дунул на лицо принца, сдувая непослушные прядки назад, и что-то шепнул ему на ухо.
Так обращаются только с очень дорогими и близкими. На лице вайзарда сейчас читалось только забота и тревога, казалось для него все перестало существовать, кроме измученного Джаггерджака.
Ичиго скрипнул зубами. Черт, сейчас эти гады заберут от него Гриммджо!
- Кенсей, а с этим что делать? – поинтересовался Шинджи, кивнув на Куросаки. – Это тоже твой друг?
- Нет, - Мугурума скользнул безразличным взглядом по закованному пленнику. – Оставьте его здесь. Хотя, можете снять кандалы. Судя по всему, этот сопляк сейчас не опасен.
Он отвернулся и стремительно вышел из темницы, бережно прижимая к себе свою ношу. Ичиго разочарованно вздохнул: он остался один. Гадство, ну за что ему это?
Но с другой стороны, юноша был очень рад, что принц теперь в надежных руках. Хм. Слишком надежных…




***

- Какого?...- рыжий непонимающе оглядывался, видя вокруг себя уже ставшую непривычной обстановку больничной палаты. Над ним стоял Урахара, как обычно прикрывая рот больничными отчетами, которые он держал в руках.
- Куросаки-кун, если будешь так много спать, то ничего хорошего не произойдет. Особенно, под влиянием снотворных, - произнес мужчина, присаживаясь на стул.
- Мне нужно вернуться,- парнишка резко принял сидячее положение, за что поплатился резкой болью в ребрах. - Черт…
Он совсем забыл о реальности, в которой, к сожалению, раны заживали не так, как в книге. А так же он совсем забыл о чтении, хотя прекрасно знал, что как только события дойдут до последней прочитанной страницы, время в том мире отпрыгнет назад. А этого допускать было нельзя, ибо если Гриммджо и остальные снова переживут то, что случилось… Ичиго не простит себе.
- Тебе нужно отдохнуть, - Киске заботливо накрыл рыжика одеялом и кивнул на прикроватную тумбочку, где стоял апельсиновый сок и фрукты.- Я тебе тут угощения принес, чтобы энергии больше было.
-Урахара-сан… - задумчиво произнес Ичиго. - Раньше события книги не менялись, что бы я ни предпринимал, а сейчас так происходит совсем другое, возможно ли такое? Или это всего лишь обман? Ведь ты говорил, что…
- Какими путями ты ни пойдешь, финал будет одинаковым, - закончил за него Урахара. - Расскажи, что там произошло?
- Я… Я убил отряд разведчиков, которых Гриммджо отправил на поиски вайзардов. Я увязался за ними, так как знал, что они подвергнуться нападению. И это произошло, а я навлек на них еще большую беду. Пустой завладел моим телом и убил и своих, и чужих. Даже Гриммджо… чуть не умер, - медиум сжал в руке край одеяла и поджал губы. Сколько различных чувств поднималось в нем при воспоминаниях о той ночи… В голове сразу всплывал этот ржавый голос, который обещал уничтожить всех, кто встанет на его пути.
Бой с ним Куросаки тоже никогда не забудет. Это словно драться со своим отражением, которое знает все твои секреты, приемы, и знает гораздо лучше, чем ты сам, использует их намного грамотнее, посему и представляет гораздо большую угрозу.
Насмешки, озвучивание самых сокровенных тайн Куросаки, все это рыжий запомнил если не на всю жизнь, то очень надолго, это точно. И опять все сводилось к Гриммджо, который, черт его дери, и тут оказался стимулом к победе. Ичиго не хотел его убивать, и именно поэтому, созерцая все это безобразие, который творил Пустой, он выложился на всю катушку, чтобы подавить монстра в себе…
Подняв взгляд, паренек наткнулся на печальный, но слегка удивленный взгляд доктора, который только слабо улыбнулся:
- Ичиго, я верю, что когда ты разберешься со всем, они будут живы, все, до единого, - мужчина ободряюще потрепал медиума по плечу. - И ты верь. Это в твоих руках.
- Точно, - рыжий кивнул. - Все в моих руках.
Он взял с тумбочки книгу и открыл там, где оставлял закладку, и погрузился в чтение…




***

Гриммджо унесли, а Ичиго расковали, но оставили в темнице. Он даже потерял счет времени, сколько провел здесь. Но вот скрипнула дверь и, какой-то утонченный светловолосый парень в черном костюме велел ему следовать за собой. Они прошли по сырому подвалу, затем поднялись по каменной лестнице и оказались в небольшом коридоре. Там было несколько дверей, обитых железом. Похоже это были жилые комнаты этих загадочных хозяев.
Когда Ичиго вошел в комнату, то увидел своего наставника и пепельноволосого незнакомца. Принц был очень бледен. Он сидел на кровати, опираясь спиной на подушки. Его можно было бы пожалеть за изможденный внешний вид, однако взгляд голубых глаз, в котором ясно читались вызов и решимость, убивал сочувствие в зародыше.
Между тем блондин смерил Ичиго презрительным взглядом, не достаивая его даже легким кивком головы. Он обернулся к Гриммджо и осведомился:
- Вот об этом сопляке ты говорил?
- Да, - принц говорил очень тихо, видимо даже это небольшое усилие причиняло ему боль.
- Куросаки, - синеволосый облизал губы, - подойди сюда, придурок.
Юноша пошел вперед, на ходу проклиная заносчивого вельможу. Даже будучи полудохлым от ран он оставался высокомерной сволочью. Чертов Гриммджо! Обращается с ним как со своей собакой!
- Сам видел, какая сила в нем сидит, - продолжил Джаггерджак, глядя на своего собеседника. Казалось, что сейчас Ичиго - не больше, чем экспонат на аукционе. - Что скажешь?
- Знаешь, если ты так о нем отзываешься, сопляк действительно стоит того, чтобы поработать над ним, - усмехнулся мужчина и встал с края кровати принца и подошел к Куросаки, с насмешливой улыбкой глядя на него. - По глазам вижу, что тот еще стервец. Я прав?
- Та еще заноза в заднице, - слегка кивнул Гриммджо, но тут же согнулся. Видимо, от нового приступа боли. Ичиго подался вперед, ведомый сильным желанием помочь наставнику, но на пути у него встал все тот же пепельноволосый незнакомец, который одним только взглядом говорил: «Дальше лучше не суйся».
- Все в порядке, придурок, - произнес Гриммджо, заметив столкновение ученика с мужчиной. Принц лег на подушки и закрыл глаза, тяжело выдыхая через рот. - Это Кенсей Мугурума, твой новый учитель…
- Что?! Какого хрена?! - изумился Куросаки, у которого глаза увеличились от удивления раза в два, а брови норовили спрятаться под челкой. - А ты?!
- А что я? Я тебе сразу сказал, что научу тебя только азам. Так сказать, доведу твою эволюцию из улитки в мартышку. А человека из тебя он сделает, - ответил Гриммджо, голос которого становился более хриплым с каждой репликой. Видимо, говорить было сложнее, чем казалось на первый взгляд. - Останешься здесь, а я продолжу осуществление планов.
- Ты оставишь меня здесь? - в груди рыжика кольнула иголочка обиды.
- Нам отказано в союзе, меня тут не жалуют, поэтому ждать тебя тут не получится. Закончишь тренировки и вернешься. Не маленький уже.
Ичиго перевел взгляд на Кенсея, которого, кажется, подстегнули последние слова принца, ибо мужчина как-то подозрительно поджал губы, что не могло не порадовать медиума. Злорадство вырвалось наружу. Тут Гриммджо махнул рукой, приказывая ученику подойти. Кенсей нехотя уступил дорогу, а Куросаки, возмущенно сопя и хмурясь, все-таки приблизился к принцу. Тот знаками приказал наклониться, а затем тихо шепнул рыжеволосому сорванцу на ухо то, смысл чего парень поймет только со временем:
- Запомни: ты храбрее, чем подозреваешь, сильнее, чем кажешься и умнее, чем ты думаешь. И еще кое-что – я всегда буду с тобой, даже если меня не будет рядом. Так что не смей позориться, кусок идиота.



***
Гриммджо распахнул глаза и уперся взглядом в потолок. Отвратительный серый потолок с облупившейся краской. Похоже, он в каком-то старом строении. Он с трудом повернул голову набок: маленькая комнатка с эркерным окошком, занавешенным темной тканью. Из мебели только стул и небольшая тумбочка, на которой стоит белый кувшин, щербатая глиняная кружка и тускло поблескивающий подсвечник. Здесь царил полумрак, света из окошка явно не хватало.
Он лежал на мягком тюфяке, обложенный подушками и укрытый шерстяным одеялом, которое нестерпимо пахло козлятиной. Гриммджо с отвращением сбросил его и попытался сесть. Резкая боль пронизала все его тело, и он откинулся назад с глухим стоном.
- Хреново выглядишь, - черт, этот голос был настолько знаком! Джаггерджак резко повернул голову, наплевав на все болевые ощущения. В дверях стоял мужчина: высокая фигура, светлые волосы, дерзкий взгляд…
- Ты… - едва выдохнул принц, изумленно распахивая глаза. – Это ты? Какого…? Как ты..? Черт подери, я думал, что ты умер!
- Почти, - Мугурама вошел в комнату и плотно претворил за собой дверь. Мягко ступая, он подошел к кровати и, подобрав одеяло, укрыл им раненого. Затем он придвинул стул поближе и сел. Как бы спокойно он сейчас ни выглядел, внутри все норовило разбежаться в разные стороны. Мужчина решил начать разговор с самого простого:
– Прости, что так получилось с Шинджи…
Но Джаггерджак словно не слушал его. Он пялился на Кенсея широко раскрытыми глазами, так смотрят на призраков или болотных русалок.
- Как так получилось? - принц глубоко вздохнул. – Я же видел тогда…
- Ха, ты думаешь, те ублюдки могли справиться со мной? Ты меня недооцениваешь, малыш, - вайзард снисходительно улыбнулся.
- Заткнись, белый! Не смей меня так называть! – синеволосый дернулся и зашипел от боли. Шок быстро сменился на ярость: это как спичку в бензин кинуть.
- А то что? – Мугурума склонился почти вплотную к его лицу. – Ты всегда такой строптивый… а сейчас ты полностью в моей власти, так что умерь пыл. Я скучал, котенок….
Он наклонился ближе и поцеловал парня в губы легко и ненавязчиво, будто боясь перешагнуть какую-то невидимую черту. Гриммджо вздрогнул и закрыл глаза, однако сопротивляться не стал. Это напоминало поцелуй прошлого, такого теплого и, как казалось раньше, забытого, спрятанного в расписной ларец счастливых воспоминаний… А сейчас оно сам выскользнуло из тайника и превратилось в настоящее - и не шевельнуться, не вдохнуть.
Расценив это как приглашение, Кенсей кончиком языка облизал чужие пересохшие губы, проникая внутрь, а у самого сердце отбивало чечетку, вырываясь из груди. Сколько чувств разом вспыхнуло с этим поцелуем, сколько желаний, порывов… Синеволосый парень напрягся, почувствовав, вспомнив это ощущение, этот вкус… Слишком ярко, слишком навязчиво, просто слишком для его гордости. Он уперся рукой в грудь блондина, отталкивая. Тот сразу же отстранился.
- Почему?
- Не хочу и все, - прошипел Джаггерджак. – Отстань.
- Ладно, успокойся.- хохотнув, вайзард откинулся назад и разочарованно вздохнул. – Тогда давай поговорим.
- Как ты выжил?
- Насколько ты помнишь, за нами был хвост, когда мы старались укрыться от приспешников Айзена, спасая твою королевскую шкурку. И я остался избавить нас от навязчивой компании. Вся та шваль мне и в подметки не годилась, однако, удар пришел с неожиданной стороны: во мне пробудился Пустой, о существовании которого я и не догадывался. Кто бы мог подумать, что я окажусь медиумом,- Мугурума усмехнулся, в ироничном жесте вскидывая руки.
-Это не оправдание,- Гриммджо оставался непреклонен. Одной Пантере известно, как сильно переживал принц потерю своего лучшего друга, соратника…любовника.- Ты не вернулся к нам.
-Черт, Гриммджо! Ты же видел, что происходит с нами, когда Пустой берет верх,- справедливо возмутился беловолосый.- У меня было так же. Я уничтожал все, и если бы не Шинджи, Хиори и Оторибаши, кто знает, чем это закончилось! Они остановили монстра во мне, помогли прийти в себя. Во время боя меня отводили подальше от замка, а когда я пришел в себя, оказалось, прошло много времени. Догонять вас было бессмысленно… Особенно, не зная вашей цели. Я стался с вайзардами, чтобы стать сильнее. Просто был уверен, что ты захочешь отомстить и вернуть трон…
- Но ты не вернулся, мать твою!- перебил его Гриммджо. Говорить было очень больно, но принц находил в себе силы даже на повышенные тона.- Ты оставил нас, Кенсей! Меня оставил…
- И сейчас оставил?- горько усмехнулся мужчина.
- Ты даже не искал…- принц сжал в кулаках треклятое одеяло, сверля собеседника ярким взглядом.
- Скажи, котенок, как я найду тебя в том чертовом лесу, который по своей же прихоти водит всех, куда попало? - беловолосый вновь наклонился к лицу Гриммджо, убирая с лица непослушные прядки небесного цвета. Видимо, это был своеобразный ритуал.- Ты сманил природу на свою сторону, чертище…
- Уйди от меня, сволочь, - рыкнул все еще обиженный Джаггерджак, скалясь, чтобы хоть чуть-чуть сохранить лицо.
- Черт, ну почему ты такой, - голос Кенсея упал до шепота, – бестолковый ублюдок. Почему не веришь мне? Отчего не слушаешься голоса разума? Таких принцев как ты не бывает - они все умные и рассудительные: не стебутся, когда попадают в плен, не называют себя идиотскими именами, вроде Шмульке и не огребают за это.
Он взъерошил волосы принца, затем сжал его лицо в своих ладонях.
Пусти, - Гриммджо вцепился в чужие руки, силясь освободиться.
- Ты, правда, этого хочешь? – выдохнул блондин.
Парень ничего не ответил, но это было и не нужно. Его красноречивый взгляд и прерывистое дыхание говорило яснее всяких слов. Не раздумывая, Кенсей вновь поцеловал его: жестко, смачно, не раздумывая. Такими были их прежние отношения, всегда на грани, балансирующие между гордостью и любовью, похотью и стыдом, силой и слабостью. Сейчас они оба хотели этого, погружаясь в чувства, растворяясь в них. Так, что не хватало воздуха и, надо было прерваться, чтобы вынырнуть из этой глубины.
Принц поднял руку, дотрагиваясь до груди Мугурумы, провел по животу, даже сквозь одежду ощущая жесткий пресс, спустился ниже…
- Нет, - его любовник отстранился, перехватил кисть и прижал к губам, целуя кончики пальцев. – Нет, котенок, только не сейчас. Ты ранен.
-Не строй из себя папочку, кусок идиота, - фыркнул принц, облизывая губы. – Без тебя знаю, что меня уделали… И не тебе меня носом в это тыкать, понял?!
Стоило вспомнить о случившемся, в голове Гриммджо всплыл образ Куросаки. Не стоило сомневаться, что с ним все в порядке, ибо Мугурума не стал бы причинять вред товарищу. С какой стати он решит, что рыжий в одной упряжке с аристократом? Трудно придти к другому выводу, когда голубоглазый, даже будучи в полумертвом состоянии, на руках Кенсея, истратил последние силы на то, чтобы устало выдавить: «Соберись, кретин, ты же не такой слабак»… Хорошо, что сам принц этого не помнит. Но образ Ичиго затмил все, вытеснил остальные проблемы из головы будущего короля и занял первое место в списке его забот.
- Кенсей… - голос Гриммджо стал гораздо тише, серьезнее.- У меня к тебе есть дело. По поводу того недопырка, который устроил балаган той ночью.


* vk.com/photo52689067_292872759 и в завершение артик ^__^

@темы: Гриммджо, Гриммджо&Ичиго, фанфики

Комментарии
2012-11-14 в 14:18 

DaM
все будет так, как ты захочешь
Бляха, раньше и не предполагала, насколько хорош Кенсей/Гримм..
I LIKE IT!:kruto:
Проду, тэкудасай :china:

2012-11-14 в 14:24 

Dark_Nero
Люди ни о чем не говорят.
DaM, аригато ))) постараюсь написать как можно быстрее

   

Grimmjow Jaggerjack. The Great Sexta Espada

главная