Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:28 

Фанфик Замок

sola_anima
"Автор, хорош он или плох, или как раз посередине, - это зверь, на которого охотятся все кому не лень. Пусть не все способны писать книги, но все почитают себя способными судить о них." ..М. Г. Льюис «Монах»
Название: Замок
Автор: Kalevala3110
Фэндом: Блич
Персонажи: Гриммджо/Ичиго, Айзен/Ичиго, Хичиго, Зангетсу, Улькиорра/Орихимэ
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Мистика, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: OOC, AU
Рейтинг: NC-17
Размер: Миди
Примечание автора: Тапки не принимаются ни в каком виде. ))) Это всего лишь фики, хобби. Я в великие литераторы не стремлюсь.
Описание:
Легенда взята с красавицы и чудовища, но характеры и развитие сюжета уводят вас в совершенно иные условия.
Публикация на других ресурсах:
Только с моего разрешения


Глава 1. Заклятие
Легенда
Эта история о замке, хозяином которого был принц по имени Гриммджо. Еще никто не видывал на свете более прекрасного и более жестокого создания. Однажды на пороге его замка возникла странная нищенка, которая попросилась на ночлег, потому что на улице было холодно, и шел дождь. В ответ Гриммджо только оскорбил ее, оттолкнул в грязь и отверг ее просьбу. Нищенка обратилась прекрасной девушкой, которая оказалась колдуньей. Она сказала, что Гриммджо должен заплатить за своё бессердечие и стать достойным той внешней красоты, которой природа его одарила. Она наложила на него заклятие. Его красивый внешний вид сменился обличьем зверя с клыками и лапами вместо рук и ног, дополненное длинными острыми ушами. Он не мог покидать пределы своего замка. Имел возможность принимать разные облики, но только не чего-то красивого. И ему нужна была кровь для поддержания его жизни. Помимо всего каждый вечер в тот час, когда нищенка постучалась в его замок, он испытывал приступы сильнейшей боли, чтобы никогда не забывать, кто его наказал. Лишь в полнолуние и только на один час Гриммджо превращался в себя прежнего. Заклятье, как уверила колдунья, может быть снято только в том случае, если Гриммджо сможет завоевать прекрасное и чистое сердце, которое будет знать всю правду о нем. Шли годы, но никто не мог полюбить Гриммджо таким, каким он теперь стал, и он уже начал терять всякую надежду...


- Вы уверены, что это тот самый адрес, который я вам дал? – еще раз на всякий случай переспросил Ичиго.

- Если и есть другие, то я о них не знаю. – Буркнул извозчик. – Вообще благодарите Бога: я единственный, кто осмеливается приближаться сюда. Этот замок проклят!

С этими словами он прищелкнул кнутом и поехал куда быстрее, как показалось Ичиго, чем ехал в обратном направлении. Вздохнув, юноша обернулся, оглядывая, если повезет, свой новый дом. Бумага, лежавшая в его кармане, сообщала, что здесь живет его единственный родственник, и, поскольку вся его семья умерла, то отныне на этого родственника возлагалась вся надежда, потому что больше жить ему было негде.

Замок и впрямь особо дружелюбно не выглядел. Готический стиль, темные сырые стены, облюбованные и обросшие мхом, который хоть как-то скрашивал своей зеленью их мрачный цвет. Конусовидные башни и горельеф в виде жутких химер и гарпий. Разве что заброшенный, но назло всему буйно цветущий сад слегка преображал общую картину запущенности и уныния здесь.

Набрав побольше воздуха в легкие, Ичиго храбро постучал дверным молотком. Минут через пять ворота начали медленно отворяться со звуком, подобным хору обезьян-ревунов, засевших в кустах.

На пороге возник управляющий, настолько худой, будто кто-то протиснул его сквозь щель в воротах, и он так и не смог вернуться к первоначальной форме. По сравнению с равнодушием его больших зеленых глаз каменные статуи просто кипели эмоциями. А лицо казалось невероятно бледным, оттенка свежевыпавшего снега, странным образом идущего ему.

- Кто? – только и издал он, словно любое лишнее слово высасывало его жизненные силы.

- Простите... мне нужно видеть Иное Орихимэ... Она здесь живет? – запинаясь, выдавил Ичиго, совсем убедившийся, что скорее всего не туда попал.

- Проходите. – Обдав его подозрительно-презрительным взглядом, ответило создание и кивнуло, чтобы юноша следовал за ним.

***

Орихимэ находилась в своей комнате, когда позади нее возникла жутковатая фигура хозяина.

- Это к тебе? Кто он?

- Мой кузен. Ичиго. – Тихо ответила девушка, сияющими глазами наблюдая за юношей в экран, который с другой стороны был зеркалом. Она жила здесь очень давно и по-сестрински любила хозяина, звавшегося Гриммджо. – Я получила письмо, что все его родные умерли, скорее всего, ему нужно место, где жить. Могу ли я попросить вас оставить его здесь? Он очень хороший и не будет ни в чем вам помехой.

- Ичиго... - Гриммджо медленно приблизился к зеркалу, которое было его тайным наблюдательным пунктом, и всмотрелся в черты юноши, мерящего шагами гостиную, куда его проводил дворецкий.

Янтарно-карие глаза, такие печальные и в то же время сильные, апельсиново-рыжие волосы, приятно нарушавшие строгий и тусклый характер замка. От всего облика юноши шло ощущение чистоты и пламенного горячего сердца. Что-то странное всколыхнулось в безжизненной душе Гриммджо, вызывая рождение давно забытых эмоций.

Он прошелся когтистой лапой по поверхности зеркала, в которой был виден Ичиго. Хрупкая на первый взгляд, но сильная и стройная фигурка, сердитая складка между бровей, так не идущая всему этому цветущему юностью облику. Она выдавала затаенное страдание, пережитую боль, которая украла улыбку с этого красивого лица. Юноша встал перед шкафом с книгами, находившимся в комнате, и явно очень старательно изучал его. Значит, он еще и книголюб. Гриммджо даже улыбнулся, хотя думал, что уже не способен на это. Его охватила невольная симпатия к незнакомцу, поскольку читать он тоже страстно любил. Интересно, сойдутся ли они еще и во вкусах? Почему-то ему уже нетерпелось это узнать. Поэтому без колебаний он выдохнул:

– Конечно, пускай он остается, только дай ему ту комнату, которую я выберу.

С этими словами Гриммджо, подобно кошке, на которую он и походил, в три прыжка ускакал куда-то.


****

Юноша едва успел обернуться, чтобы поймать в свои объятия счастливую Орихимэ.

- Ичиго! Я очень рада видеть тебя!

- Я тоже. Иное. – Ичиго ласково обнял ее, произнеся надломленным голосом. – Ты – это единственное, что у меня осталось...

Они прижались друг к другу, помолчав пару минут, охваченные болезненными, но такими дорогими воспоминаниями. Руки девушки утешающе скользили по спине Ичиго. Если бы только могла, она забрала бы всю его боль только себе одной, лишь бы снова видеть его счастливым. Юноша же впервые за долгое время ощущал тепло родимого существа, которому небезразлично твое существование. И это было куда лучшим бальзамом, чем все остальное. Иное рано осталась одна, но обладала удивительно добрым, искренним и ласковым сердцем, она никогда не скупилась на сочувствие. Одно ее присутствие действовало магически и утешающе.

- Я так соболезную... Если бы я могла хоть чем-то помочь, – Иное приподняла голову, глядя юноше в глаза.

- Мне негде теперь жить, если можно... - смущенно начал Ичиго.

- Конечно, - закивала Орихимэ, - хозяин уже дал свое согласие.

- Ты, как всегда, предвидела мою просьбу? - невольно улыбнулся юноша, потом удивленно оглянулся вокруг. - Хозяин? А где он, кстати?

- Он, скажем так, предпочитает уединение. – Мягко пояснила девушка. – Пойдем, я покормлю тебя, а потом отведу в твою комнату.

Буквально через час Ичиго уже был сыт, вволю восполнил пробелы в существовании Орихимэ, благодаря ее болтовне, и подробно выслушал инструкцию по нахождению своей комнаты. Он осмотрел коридор и, убедившись, что это тот, что нужен, направился по нему. Еще никогда он не был в столь большом месте, как замок. Все здесь дышало аристократизмом, историей и былым великолепием. На стенах висели картины, поэтому юноша замедлил шаг, любуясь некоторыми из них. Его шаги эхом отдавались от стрельчатых сводов. Статуи по бокам, будто все разом уставились на него. Свет от канделябров четко фокусировал его тень, создавая иллюзию еще одного присутствующего. Странное ощущение не давало ему покоя.

Он вскоре понял, что это было, и на миг его сердце замерло от неверия, а затем шока. Его длинная узкая тень двигалась за ним, но когда он обернулся чуть быстрее, она выпала на секунду из синхронности с его телом, что явно обычная тень сделать не могла. Он проверил свою теорию, продолжив двигаться дальше и наблюдая за чернотой краем глаза, и это произошло еще пару раз. Его тень была живой...

- Кто здесь? – бесстрашно спросил Ичиго, проглотив ком в горле. – Я вас чувствую. Покажитесь!

Расширившимися от ужаса глазами юноша увидел, как у тени появилась широкая зубастая улыбка, и она начала подниматься, формируясь в нечеткие очертания чьего-то тела.

- А ты умный мальчик... - раздался шипящий голос с отзвуком от темного создания, стоявшего перед ним. Что-то будто схватило его за горло, и Ичиго потерял сознание, свалившись в когтистые руки Гриммджо, который быстро принял свой звериный облик, как только юноша ушел в обморок.

Жадным взором Гриммджо поглощал это красивое юное лицо и гладкую кожу, видную в вырез полураспахнутой рубашки. Когтистая лапа осторожно прошлась по всему этому великолепию в восторженном жесте. Голова юноши свесилась, выставив перед ним в невольном соблазне шею. Аромат чистого тела пьянил зверя, и он на миг поддался, склонившись и томно проведя острым языком от ключицы до подбородка Ичиго, потом осторожно и бережно надкусил облизанное место, два раза глотнув сладкую кровь. Это был нектар чистейшей воды, будто этот юноша был создан для его искушения всеми возможными способами. Весь его организм горел и требовал еще, но он пересилил себя и, с трудом оторвавшись, аккуратно принялся вновь гладить языком пораненное место. После нескольких облизываний ранка затянулась.

- Прости меня... - тихо и грустно шепнул он и донес юношу на руках до его комнаты, уложив там на постель. Некоторое время он сидел рядом, просто любуясь рыжим, чьи волосы горели пожаром на фоне белой простыни.

- Хозяин! – воскликнула вошедшая Орихимэ. – Вы же не... Если вам нужно, то я готова. – Она начала задирать рукав, когда Гриммджо жестом остановил ее.

- Нет. Я, и правда, попробовал его совсем чуть-чуть. На сегодня этого хватит. Не беспокойся, он даже не почувствует такой маленькой потери. Тебе же нужно передохнуть. Я и так взял с тебя последний раз чуть больше обычного.

- Пустяки. – Чуть покраснела Орихимэ. – У меня нет признаков сильной потери крови. Вы всегда очень осторожны, хозяин.

- Со временем я понял, за что эта ведьма наказала меня, но заставить меня жить, питаясь чужой кровью... Вот сука! – Гриммджо с бешенством ударил кулаком по стене.

- Сегодня полнолуние... - прошептала Иное, чтобы взбодрить его.

- Да... Это как доза лекарства, которое уже давно не дает никакого облегчения. – Гриммджо выдавил из себя зубастую улыбку, чтобы взбодрить девушку. – Но спасибо. Если не возражаешь, я бы хотел немного посидеть возле него.

Орихимэ кивнула и тихонько вышла из комнаты.

***

С мучительным стоном Ичиго пришел в себя. Открыв глаза, он убедился, что лежит на кровати. Только кто его сюда доставил? Последнее, что он помнил – эту жуткую тень и смех. Одно лишь воспоминание до сих пор вызывало дрожь. Что же это было такое?

Внезапно он заметил краем глаза шевеление в углу. В комнате был кто-то еще, сидящий в тени.

- Кто вы? – удивился Ичиго.

Фигура вышла на лунный свет, и с замершим сердцем юноша смог лицезреть самого красивого мужчину из всех, что ему доводилось когда-либо видеть. Его глаза оттенком напоминали голубой хрусталь вкупе с такого же цвета волосами. Гладкая смуглая кожа как-то особенно ярко выделяла его белозубую улыбку, а распахнутая одежда позволяла заметить, что и фигурой незнакомец не был обижен. Словно природа поспорила, что не сможет создать совершенство, и этот мужчина в упрек ей появился на свет.

- Рад познакомиться, Ичиго. – Хриплым, но приятным голосом выдохнул он. – Я хозяин этого замка – Гриммджо.


Глава 2. Двойное знакомство
Ошеломленный Ичиго некоторое время стоял недвижно, взирая на Гриммджо.

- Никогда не думал, что хозяин этого замка может выглядеть так, как вы, - наконец, произнес он.

- А каким ты его себе представлял? - удивился Гриммджо.

Ичиго пожал плечами.

- Старым и страшнющим старикашкой, - без прикрас ляпнул он. Мужчина рассмеялся в ответ, потом заметил:

- Забавно. Так я тебя разочаровал?

- Только в хорошем смысле, - уверенно ответил Ичиго, потом встал с кровати, поправив одежду, и подошел к Гриммджо, подав ему руку. - Я тоже очень рад познакомиться, – Гриммджо улыбнулся, сжав руку рыженького паренька, почему-то ему было приятно прикасаться к нему. - Вы не против того, что я поселился у вас? Иное говорила…

- Конечно, нет. – Гриммджо отпустил странную ухмылку. – Наоборот, мне эта мысль очень даже нравится.

Ичиго обжег Гриммджо пронизывающим взглядом янтарных глаз.

- Там в коридоре… когда я шел в эту комнату… произошло что-то странное. – Наблюдая за реакцией мужчины, сказал он.

- Тебе показалось, – резко отрезал Гриммджо, выпустив его руку. – Ты долго ехал сюда, устал, вот тебе и померещилось.

Про себя юноша отметил, что тот даже не узнал, о чем именно он хотел сказать. Зато оборвал его так быстро, словно все-таки был в курсе происшедшего и боялся, что расспросы заведут его в нежелательную ловушку.

- Возможно. – Кивнул Ичиго, сделав вид, что поверил. – Но как я здесь очутился? Последнее, что я помню – это коридор и его бесконечные статуи.

- Я, действительно, нашел тебя, в коридоре, лежащим без сознания, и перенес сюда на кровать. Такое объяснение устраивает?

- Не совсем. – В тон ему ответил Ичиго и спокойно добавил. – У меня нет такой привычки: хлопаться в обморок. Там что-то было в коридоре, и вы…

- Я ничего не видел. Может, что-то и было, но, похоже, к разгару событий я не поспел. И хватит об этом. Лучше расскажи мне о себе, Ичиго. - Попросил Гриммджо, вновь улыбнувшись.

Юноша повел плечом.

- Но тут, право, нечего рассказывать. Мой отец был врачом. В деревушке, где мы жили, началась эпидемия, мой отец, моя мама, мои две сестры лечили людей… и все они… - Ичиго запнулся на миг, чувствуя всё ту же боль и весь во власти воспоминаний. – Они все заразились и умерли. Не знаю, почему я выжил. Я работал наравне с ними. – Его голос стал безжизненным. – Я должен был…

- Ты считаешь, что должен был умереть вместе с ними? – Гриммджо подошел к нему, присев на постель рядом. Ичиго слегка сурово глянул на него.

- А разве нет?

Гриммджо вздохнул, собираясь с мыслями.

- Что бы это дало? Умер бы и ты тоже, и вся твоя семья, все то прекрасное, что они сделали, было бы забыто. Но ты здесь, живой, и они живут в твоем сердце. Это и есть бессмертие. Я хочу сказать, эта трагедия, постигшая тебя, должна была тебе показать, сколь недолговечной и безжалостной может быть жизнь, поэтому не стоит растрачивать драгоценное время на бессмысленную вину. Думай об этом так: судьба считает, что ты можешь сделать еще что-то хорошее и стоящее в этом мире, поэтому ты остался жив.

Ичиго засмотрелся на Гриммджо, пока он это говорил.

- А вы? – спросил юноша, серьезно и пронзительно наблюдая за ним. – Какова ваша история? Почему вы сейчас здесь?

- Моя история… - Гриммджо вздохнул, встав с постели и отвернувшись к окну. – Она банальна и не стоит даже того, чтобы говорить о ней. – Глухо докончил он. Его рука уперлась в стекло. – Я не ангел, Ичиго. Боюсь, мы все совершаем ошибки, которые очень дорого нам стоят. Ты хочешь все вернуть и исправить, но хуже всего то, что это невозможно, и последствия всегда будут с тобой.

- Я не верю, что есть ошибки, которые нельзя тем или иным путем исправить, вопрос лишь в том, насколько ты стараешься, сколько прикладываешь усилий. – Тихо сказал Ичиго. – В конце концов, вина будет искуплена, и что-то хорошее придет ей на смену…

Гриммджо развернулся, с интересом глядя на него.

- Когда это говоришь ты, я почти начинаю в это верить. – С грустной улыбкой сказал он. – Только в моем случае – это, действительно, невозможно.

Ичиго приблизился к нему.

- Мне кажется, что вы - хороший человек. Если бы только вы смогли рассказать мне, в чем дело…

Гриммджо почти истерически хихикнул.

- Чтобы выслушать все мои тайны нужна более чем одна ночь и очень крепкие нервы.

- Я сильный. Поверьте, я выдержу.

- Ты пережил смерть всей своей семьи и нашел в себе силы идти дальше. Конечно, ты сильный! Но я своих тайн стыжусь, и никогда не посмею сказать их вслух. – Гриммджо нахмурился. – Прости, мне пора идти.

- Куда же вы? –Ичиго удержал его руку в своих ладонях, потом смущенно отпустил. – Могу я снова вас увидеть?

- Я сам приду, Ичиго. И я тоже очень хочу снова с тобой поговорить. До скорого, надеюсь, свидания, – Гриммджо пару секунд смотрел на юношу, будто стараясь запечатлеть все его черты, затем резко и быстро вышел из комнаты. Ичиго задумчиво смотрел ему вслед.

***

Едва Гриммджо успел выйти, как его облик тут же видоизменился, вернувшись к прежним клыкам и лапам.

- Хозяин! – воскликнула подошедшая Иное. – Скоро начнется. Вам нужно в вашу комнату.

- Да. – Кивнул Гриммджо. – Ичиго… - Чуть задержавшись возле двери, тихо вымолвил он. – Теперь мне есть ради чего терпеть все муки. Я буду ждать, пока увижусь с тобой.

Они прошли в странного вида комнату, главным предметом посреди которой была кровать с ремнями. Гриммджо привычным движением улегся на нее, спокойно вытерпливая, пока Иное привяжет все ремни.

- Так нормально? – робко поинтересовалась девушка. Мужчина подергал руки, проверяя прочность.

- Да. Спасибо, Иное. Я не знаю, что бы делал, если бы не ты.

- А без вас я бы давно уже умерла, мне никогда не вернуть этот долг, - мягко сказала Орихимэ и осторожно вложила в зубы Гриммджо специальную дощечку, чтобы не прикусить язык. У нее всегда сжималось сердце, когда хозяину приходилось по часу каждый день выдерживать эти приступы бесконечной боли. Ужаснее всего было то, что она ничем не могла ни облегчить, ни убрать их. Та колдунья была просто безжалостной в понимании Иное.

Через пару минут с губ Гриммджо слетел сдавленный стон, приглушенный дощечкой, и его тело забилось в путах, сотрясаемое болезненными судорогами. Иное села возле его кровати и со слезами в глазах гладила его по волосам, периодически касаясь его лба губами. Она никогда не могла понять этого. Так обезобразить столь прекраное создание, как Гриммджо, но и этого колдунье было мало, она еще добавила эти муки. В чем соль? Чему должен научится хозяин от такого урока? Неужели его проступок был настолько непростителен? Вот уж вряд ли. Она не верила, что человек, который спас ей жизнь, мог совершить что-то ужасное. Кто всегда опеределяет меру того, сколько мы должны вынести? Кто следил за тем, насколько была справедливой та ведьма?

Эти мысли, не прекращаясь, одолевали девушку все то время, пока хозяин рядом стонал от боли. Периодически она брала его лапу, ласково поглаживая, сжимая ее своими ладонями в безмолвном сочувствии. Ей все равно, сколько это все будет длиться, она проведет рядом с хозяином каждую минуту и секунду, также, как он в свое время был рядом с ней...

Иное затерялась в воспоминаниях, пропустив момент, когда Гриммджо встал с кровати весь в поту, но счастливый оттого, что это наконец-то прекратилось.

- Вам что-нибудь принести, хозяин? – ласково спросила Орихимэ.

- Нет. Лучше отдохни, Иное. – Улыбнулся ей Гриммджо, а про себя подумал: «Все, что мне сейчас нужно – это увидеть Ичиго».

***

Ичиго пытался уснуть, но встреча с Гриммджо никак не шла у него из головы. Все в этом замке было таким странным, и самая большая загадка – это его не в меру прекрасный хозяин. Юноша поднялся с постели и вышел на балкон, глядя на яркую луну. Что же это за тайна так печалила голубые глаза? Что за думы звучали таким напряжением в его голосе? Ичиго многое перетерпел и искренне не имел представления, что в этом мире такое можно сделать, чтобы нельзя было искупить или простить по сравнению с альтернативой потерять кого-то или что-то очень дорогое навсегда.

Взгляд Ичиго скользил по ночному саду, поражавшему своей некогда строгой геометрической пропорцией. Лунный свет молочными струями разлился по листьям деревьев и кустов. Где-то глухо ухал филин. И ночные бабочки порхали в воздухе над закрытыми бутонами, трепеща крыльями в такт неторопливым мыслям Ичиго. Воздух был свеж и ароматен, как пряное вино. Поглубже вдохнув его, юноша зашел обратно в комнату.

Его глаза уловили странную метнувшуюся за зеркало тень. Кто-то был в спальне! И, показалось ли Ичиго, что этот кто-то даже не походил на человека? Следовало все выяснить. А Ичиго никогда не пасовал перед опасностью.

- Кто здесь? - громко и отчетливо на всю комнату спросил он. - Я видел тебя. Не знаю, кто ты, и понимаешь ли меня...

Юноша стал медленно приближаться к зеркалу. Когда он был уже почти у него, раздался шорох, а затем глухой, ни на кого не похожий странный голос.

- Стой! Не подходи ближе.

Ичиго остановился, пораженный.

- Я не причиню тебе вреда, - шепнул он. - У меня и в мыслях такого нет.

- Я знаю, - ответил голос из-за зеркала. - Я чувствую это в людях. Ты как светлое, ничем не замутненное пламя. Ты не можешь причинить вреда.

- Какие странные слова, - удивился Ичиго. - Но, могу я узнать, а что вы делали здесь, в моей комнате?

За зеркалом снова зашуршало. И звучало это, как и молчание, немного сконфуженно.

- Наблюдал за тобой, - наконец тихо последовал ответ. - Ты смотрел на сад, а я - на тебя. У тебя было такое выражение лица... О ком ты размышлял в этот момент?

- Об одном человеке, с которым только сегодня познакомился, - искренне произнес Ичиго.

- Тогда это, должно быть, или Орихимэ или еще кто-нибудь здешний, - догадался его собеседник.

- Орихиме - моя кузина, поэтому речь шла не о ней. Я думал о хозяине этого замка, - шепнул Ичиго, - Раз вы здесь, то должны быть знакомы с ним.

Показалось юноше или из-за зеркала послышался тихий вздох?

- Да, я с ним знаком. Он - ужасный человек.

Ичиго шокировало такой заявление.

- Почему вы так говорите? Я беседовал с ним, и мне он больше показался несчастным, искренним и очень добрым.

- Это маска, Ичиго, просто маска, - донесся вздох и шорох из-за зеркала.

- Откуда ты знаешь мое имя? Кто ты? - изумился Ичиго и быстрыми шагами подошел к зеркалу.

Однако, когда он заглянул за него, там никого уже не было. Юноша удивленно оглядел пустое пространство.

- Я схожу с ума, - громко шепнул он сам себе. - Уже начал разговаривать с предметами.

Ичиго вздохнул, осознав, что ему теперь так просто не уснуть. "Пойду, приму ванну. Это меня расслабит", - подумал юноша.

Медленно стянув с себя майку, Ичиго направился в туалетную комнату, включив кран. Он и понятия не имел о жадных глазах, наблюдающих за ним через прорези головы гарпии на стене. Гриммджо следил за каждым обнажающимся кусочком кожи своего гостя. Юноша походил туда-сюда, хлопая себя по бедрам и ожидая, пока наберется достаточно воды.

Ичиго стянул нижнее белье по длинным ногам и ступил в мраморную ванную. Гриммджо видел его полностью обнаженное тело, цветущее здоровьем и молодостью. Безупречно гладкую, чистую кожу, умоляющую о прикосновениях. Юноша был слишком прекрасен, и собственное звериное обличье показалось Гриммджо еще более отвратительным.

Рыжик сел в воде, откинувшись на бортик и закрыв глаза. Гриммджо считал, что за эти годы его чувства огрубели и очерствели, но это было до того, как он увидел это расслабленное создание у себя в ванной. По его телу пробежала волна давно забытых ощущений, пробуждая его к жизни, несмотря на звериный облик.

Словно откликнувшись на его мысли, Ичиго издал легкий стон. Гриммджо припал к смотровому отверстию. Рука юноши медленно сползла между его ног. Ичиго трогал себя со вполне очевидными намерениями. В ванной раздались глухие, нарастающие стоны. Затем вскрик, и тишина.

Гриммджо медленно отстранился от глазка и тихой тенью скользнул прочь. Видеть остальное было выше его сил...


Глава 3. Комната в башне
Прошла целая неделя с тех пор, как Ичиго видел хозяина замка, и что удивляло больше всего: обитатели замка вели себя так, будто Гриммджо не существовало в природе. Никто не говорил о нем и не упоминал даже вскользь. Когда Ичиго поинтересовался хозяином, на него просто странно посмотрели и ничего не ответили. Юноша и сам начинал думать, что ему только приснился весь этот разговор с Гриммджо. Его охватила грусть, потому что хозяин обещал ему встречу, но, видимо, не торопился на свидание. А Ичиго очень хотелось вновь увидеть его грустные глаза, поговорить с ним, услышать его приятный голос. Каким-то странным образом присутствие Гриммджо устраняло чувство одиночества Ичиго, которое не покидало его с момента смерти семьи. Неужели, Гриммджо - это только игра его воображения? И тот странный диалог с зеркалом? Кто был за ним? И почему он сказал такое о Гриммджо?

От нечего делать Ичиго стал исследовать замок. Он был огромен по сравнению с его прежним жилищем и имел два крыла: Северное и Южное. Масса комнат, почти полностью пустовавших, поражала Ичиго. Зачем иметь столько помещений, если они не используются? Изучение замка привело его к северной башне, в которую можно было подняться по винтовой лестнице. В конце находилась запертая комната. Ичиго попытался выспросить ключ от нее, но каждый раз, когда он обращался с этой просьбой к управляющему, Улькиорра переводил на него взгляд своих зеркальных глаз и с высокомерным достоинством оканчивал разговор, уходя от ответа. В конце концов Ичиго начал придумывать способ, как спереть у него ключи хотя бы на часок. Он разузнал, что управляющий до смерти боится крыс и мышей, а еще, что с собой в винный погреб он этих ключей не берет. Тогда неугомонный рыжий спустился в подвал и изловил там одну шуструю крысу. Когда Улькиорра спустился в очередной раз за вином, Ичиго запустил к нему "серого" гостя. Все также сохраняя свою помпезность, Улькиорра заскочил на стул, с которого доставал бутылку, не меняя выражения лица, и уставился на маленькое животное, таращившееся на него в ответ блестящими глазками. Ичиго понял, что сей "диалог" надолго и ухватил оставленные Улькиоррой на полке в погребе ключи.

Через несколько минут он уже несся к комнате в башне с ключами. У Ичиго даже руки дрожали, когда он открывал столь заинтересовавшее его помещение. Ему казалось, что там он узнает что-нибудь о хозяине или о своем таинственном ночном госте.

Открыв дверь, Ичиго толкнул ее и вошел. Комнату заливали лучи солнца из огромных стрельчатых окон. Внутри никого не было, но вид комнаты поразил юношу. В ней были побиты все зеркала. А еще здесь висел портрет, при взгляде на который у Ичиго сильно забилось сердце. Это был Гриммджо собственной персоной в парадном богатом одеянии. Созерцая это красивое, надменное лицо с легким оскалом усмешки, рыжик тихо шепнул сам себе:

- Мне не приснилось! Я знал... чувствовал...

Отведя взгляд от портрета, Ичиго стал жадно осматривать помещение дальше. По всей комнате были расставлены странные картины, притягивающие взгляд своей потрясающей прорисовкой и непривычными сюжетами. Юноша засмотрелся на них.

На первой спина к спине были изображены две женщины. Одна, одетая в нищую, сильно потрепанную одежду с лицом, скрытым капюшоном, производила весьма жалкое впечатление. Другая же была чудо как хороша с игривыми топазовыми глазами, светившимися, как золотые монетки на смуглом гладком лице, и фиалковыми волосами. Ее губы улыбались, а во взгляде мелькало что-то коварное. Подпись под портретом была повреждена, так как холст пересекали длинные полосы, при виде которых сердце Ичиго забилось чаще. Это были следы когтей!

Чтобы унять сильное волнение, вызванное этим открытием, юноша стал рассматривать другие картины. На следующей была изображена великолепнейшая роза. Причем передача цветов была настолько поразительна, что казалось, будто сейчас по комнате расплывется ее аромат или рука может коснуться ее лепестков. Однако внизу под розой, в водяной глади вместо ее отражения был увядший, непривлекательный цветок, по которому ползали черви.

- Черная душа, - вслух прочел Ичиго под картиной.

На следующем полотне в огромной яме стояла толпа обнаженных исхудавших людей, чьи лица были полны отчаяния и скорби. Яма была глубока и походила на мини-ад. И все как один обитатели картины тянули руку вверх в немом умоляющем жесте, поражавшем своей силой. А над ними в небе плавала прекрасная женщина, опустившая голову на согнутые колени и безмолвно взирающая на муки внизу под ней с легкой улыбкой.

- Надежда, - гласила подпись.

Последняя, еще целая и не порванная когтями картина содержала девушку на фоне черного дождливого неба, загородившую лицо костяной маской в виде скелета и державшую в руке огромное сердце, расколотое на куски молнией.

- Любовь, - знаменовали буквы под полотном.

Потрясенный увиденным Ичиго некоторое время безмолвно стоял, созерцая эти полотна, говорившие о многом. Затем он заметил и другие элементы комнаты - огромный шкаф с книгами, к которому подошел немедля. Конечно, он тут же взял в руки Шекспира, которого безмерно любил*. Судя по состоянию книги, ее много читали, а на одной из страниц была закладка. Открыв ее, Ичиго прочел: "Влюбиться можно в красоту, но полюбить лишь только душу..."

Усмехнувшись мудрости этих слов, юноша бережно водрузил книгу на место и замер. Его взгляд упал на то, что доселе скрывал от него книжный шкаф. Это была кушетка с прочными ремнями, на которых засохли бурые пятна. "Кровь!" - с ужасом узнал Ичиго. Он достаточно повидал ее.

- Что же это такое... - вслух произнес рыжий, чтобы придти в себя от шока. - Что здесь творится?

Взяв себя в руки, Ичиго решил пока отложить решение возникших вопросов, потому что времени протекло уже достаточно. Он быстро отнес ключи в комнату к Улькиорре и спустился в погреб.

Как это ни странно, Улькиорра продолжал стоять там же, где он его и оставил: на стуле, замерев, как статуя, а злобный крысеныш сидел рядом, вычищая хвост. Ичиго подозвал его куском сыра, сидя за полкой с вином, которая скрывала его от управляющего. Как только крыса исчезла из поля зрения Улькиорры, раздался грохот. Осторожно выглянув, Ичиго узрел рухнувшего в обморок управляющего. Видимо, дуэль с коварным созданием подвального мира отняла все его духовные силы.

- Вот черт! - провозгласил Ичиго. Делать было нечего. Юноша осторожно поднял бессознательную массу на руки и отнес к открытому в коридоре окну. Положив "трупик" на стоявшую между статуями банкетку, Ичиго отхлопал его по щекам, приведя в себя. Открыв здоровые зеленые глаза, Улькиорра первым делом вскрикнул: "Крыса!", чуть не прыгнув на Куросаки.

- Где? - со спокойной невозмутимостью спросил Ичиго, словно был вообще не в курсе происшедшего. - Я нашел вас в винном погребе без сознания.

Осознав реальность, Улькиорра вернул на лицо достойное выражение и посмотрел на Куросаки взглядом, ясно говорившим: "Не трогай меня, мусор". После чего поднялся и, не оглядываясь, ушел по коридору. А Ичиго, задумчиво глядя ему вслед, размышлял о том, как ему разузнать побольше о хозяине таинственной комнаты в башне...

...В один из дней, с утра после завтрака Орихимэ подошла к Куросаки.

- У меня к тебе просьба, Ичиго. Нужно съездить в деревню за продуктами. Там есть вещи, которые я бы не хотела, чтобы видели слуги. Сможешь? - девушка умоляюще смотрела на него. Ичиго широко улыбнулся.

- Конечно я съезжу, Химэ, не волнуйся. Давай список того, что нужно купить.

Таким образом, Ичиго и оказался на гудящем и полном народу рынке. Здесь можно было купить что угодно: одежду, еду, лекарства, разную утварь и даже удовольствия. Пару раз Ичиго пришлось отбиваться от очень назойливых девушек, которые непременно жаждали заполучить симпатичного юношу себе в клиенты. Однако за их исключением остальной народ не был столь дружелюбен. Увидев Куросаки, все вдруг замолкли и, скучковавшись, стали перешептываться ему вслед.

- Это новенький из проклятого замка, - услышал он мимоходом одну фразу. Ичиго философски пожал плечами и продолжил шествование по рынку, не обращая внимание на несколько невежливое поведение толпы.

Ходя между рядами, попеременно останавливаясь, чтобы приобрести что-то приглянувшееся, и улыбаясь общей живучей атмосфере рынка, Ичиго даже не заметил пару карих глаз, невероятно пристально следивших за ним. Красивый мужчина с падавшим на лоб локоном не спускал с него глаз. Если бы Ичиго не был так занят странной реакцией народа на себя, он бы почувствовал этот вкрадчиво мягкий неотрывный взгляд и обеспокоился бы. Ведь существовала и еще одна причина его добровольного отшельничества в этот замок, о которой он никому не сказал. Его бывший любовник - Айзен Соске.

Ичиго не был девственником. После того количества смертей, которые ему пришлось перевидать, на секс тянуло постоянно. И Ичиго заводил отношения, то с мужчинами, то с женщинами не забавы ради, но для того, чтобы снова ощутить, что он еще не труп, как его родня. Именно тогда он и встретил Айзена Соске - богатого влиятельного вельможу. Ичиго быстро попал под влияние наркотической зависимости секса с этим опытным мужчиной. Они занимались любовью часто и по многу раз и, казалось, никак не могли насытиться друг другом. Встречались постоянно до такой степени, что Айзен стал контролировать его жизнь. Куда ему ходить и с кем видеться. Как одеваться и где жить. Как общаться и с кем заводить знакомство. Довольно независимому по природе Ичиго скоро все это надоело, и он разорвал отношения.

Однако Соске не сдавался и постоянно слал ему письма, приходил с визитами, засыпал подарками. Однажды даже попытался изнасиловать его, когда Ичиго в очередной раз отказал ему. Юноша не был столь богат, чтобы отгородиться от него, поэтому он предпочел самый простой путь, пока не придумает, что получше - бегство. Только Куросаки не было известно, что его вездесущий любовник уже вычислил его временное укрытие и теперь следил за ничего не подозревающим юношей. Айзен решил выведать, куда Ичиго отправится дальше.

Ичиго купил все, что заказала Иное, попеременно заходя в тупик при очередной покупке. Теперь становилось понятно, почему она никому из слуг это не доверила. Если смешать все заказанные ею продукты, то получалось мумие какое-то, а не то, что можно было есть. Но, похоже, девушка всерьез собиралась употреблять это в еду. Наверное, никто из слуг не брался ей это покупать, чтобы не брать грех ее смерти от отравления себе на душу.

По своей инициативе Ичиго заглянул в пекарню и накупил свежайших пончиков с баранками, сунув один из них себе в рот по дороге к карете.

Улькиорра, сопровождавший его в поездке, отметил его вид долгим, ничего не выражающим взглядом, что на его манер было целой бурей эмоций.

- Поехали назад. - Произнес Ичиго, чувствуя, что ему очень хочется вернуться в замок и увидеть глаза цвета неба. Неделя прошла с его встречи с Гриммджо, и толика невольной грусти закралась в его сердце. Неужели тому совсем не хотелось вновь увидеться с ним?

Уже у самого замка Ичиго попросил высадить его и пошел тропинкой, которая упиралась в сад перед замком. Пробравшись через решетку, юноша продолжил шествие, оглядывая все вокруг. Какое-то странное предчувствие сжимало его сердце.

И тут он увидел знакомые очертания. Звериная фигура следила за ним из-за деревьев, но при его приближении дала деру за стену из кустов, между которыми периодически встречались прореженные места.

- Постой! Не убегай! - крикнул Ичиго и кинулся к стене из растений. - Я не хотел тебя напугать.

Через прореженные места в кустах юноша заметил, что его собеседник остановился, слушая его.

- Почему ты убегаешь каждый раз при виде меня? - спросил Ичиго.

- Потому что я не совсем человек, ты же видишь, - послышался ответ с той стороны стены.

- И это должно меня напугать? - чуточку насмешливо заметил Ичиго. - Люди, знаешь ли, тоже не все красавцы, а некоторые даже при внешней красоте вызывают неприятные эмоции. Не ты ли заложил строчки Шекспира: "Влюбиться можно в красоту, но полюбить лишь только душу".

- Ты был в комнате в Северной башне? - догадался его собеседник с едва заметной тревогой в голосе.

- Да. Извини. Я прокрался туда обманом. - Искренне сознался Ичиго, угнетенный последовавшим долгим молчанием. - Но не жалею. Картины там... Это ты нарисовал?

Спустя еще некоторое время раздался долгий вздох и тихий ответ.

- Да.

- У девушки с золотыми глазами есть прототип? - с любопытством спросил Ичиго. - Она очень красивая.

Раздался еще один вздох. Без ответа. Юноша долго ждал, но его так и не последовало, хотя он видел, что его собеседник все еще на месте.

- Не хочешь говорить? - констатировал Ичиго. - Что ж. Я подожду, пока тебе захочется это мне сказать.

Его собеседник провел по кустам, что можно было принять за молчаливое согласие. Юноша усмехнулся.

- Ну а почему у тебя любовь такая мрачная ты мне хотя бы объяснишь? - мягко спросил Ичиго.

- Потому что она и есть такая. Тебя ждет или разбитое сердце, или смерть, - последовал негромкий ответ.

- Этого не может быть. Любовь приносит счастье и легкость в сердце, придает яркие краски всему существованию. По крайней мере, настоящая, - возразил Ичиго.

- Даже если тебя не любят в ответ? - с сомнением спросил его собеседник.

- Да, даже так, - кивнул Ичиго. - Если любишь - все вокруг меняется. Просто видеть любимого человека и знать, что он где-то есть - это уже счастье. Многие люди ищут радости от жизни в сотне ощущений, но это один из самых надежных и верных способов его достичь. Ты рад всему, что бы ни случилось. Даже неудачи не столь угнетают тебя, когда ты влюблен по-настоящему. Это как увидеть радугу после дождя, или приход весны после долгой зимы. Ты знаешь, что это кончится когда-нибудь и недолговечно, но пока ты это видишь, оно потрясает и вызывает бурю эмоций, как ничто другое.

- Ты так это говоришь, - послышался тихий ответ, - что мне хочется в это верить. А ты сам был влюблен?

- По-настоящему ни разу. Так, куча мелких интриг.

- Откуда же ты знаешь, что любовь именно такая?

- Потому что я это чувствую чисто инстинктивно. Если меня еще ни разу не обокрал вор, это не значит, что их не существует, или что я не ведаю, чем они грозят. Так же и любовь. Я не любил, но я знаю, как любовь выглядит. Мои родители любили друг друга. Когда мать умерла первой, отец помнил ее до самого конца. Хранил ее портрет и беседовал с ней так, будто она была живая и могла ответить. И это не походило на безумие. Скорее он был твердо уверен, что она слышит его и не хотел расставаться с ее образом.

- Судя по всему, у тебя была прекрасная семья, - с грустной завистью подвело итог чудовище. Ичиго ощутил, что слегка задел собеседника своими воспоминаниями и решил быстро сменить тему.

- Ты кушать не хочешь? - полюбопытствовал он.

- Это не еда мисс Орихимэ? - с тихим сдержанным ужасом донеслось из-за кустов. Ичиго расхохотался.

- Нет! Вовсе нет. Я купил это в пекарне, а Химэ всегда была никудышным поваром, но старалась отменно.

Ичиго порылся в сумке, которую захватил с собой, чтобы перекусить, и достал пончик. Подбросив его на ладони, юноша протянул его сквозь щели в кустах на другую сторону.

- Возьми. Попробуй.

Он ощутил дуновение на своей ладони. Похоже, его руку подозрительно обнюхивали. Затем пончик был быстро уничтожен с довольным причмокиванием.

- Вкусно! - с явно набитым ртом заметил Гриммджо. Несмотря на жажду к крови и необходимость ее потребления, во вкусах он оставался человеком и мог оценить аппетитную пищу.

- Возьми еще, - Ичиго снова скользнул рукой между кустов. Второй пончик постигла участь первого.

- Можно и я тебя угощу, дабы не показаться неблагодарным? - спросил Гриммджо.

- Давай, - быстро согласился Ичиго.

- Только обещай, что не испугаешься, - мило и несколько по-детски попросил Гриммджо. Ичиго усмехнулся.

- Нет. Где же мое угощение? - чуть игриво заметил он.

Послышался шорох, и к нему через кусты пролезла звериная лапа, на которой торчали огромные когти. В центре между ними лежала горсть земляники. Не сказать, чтобы Ичиго не был слегка шокирован, но даже его шок быстро прошел, когда он увидел, как эта самая лапа чуть подрагивает. Судя по всему, ее обладатель просто трясся от страха, в преддверии того, как Ичиго воспримет его.

Укорив себя за необдуманные эмоции, юноша медленно протянул руку и крепко обхватил лапу снизу своей теплой ладонью, чуть сжимая. Затем наклонился и губами собрал землянику, стараясь не пораниться о когти. Его собеседник весь замер, ощутив его жест. Напоследок Ичиго потерся о мягкий центр лапы подбородком и лицом. Шерсть здесь была гладкой и приятной.

- Как сладко, - облизнулся юноша вслух. - Спасибо. Я обожаю эту ягоду.

- Ичиго... - послышался хрипловатый выдох из-за кустов. Куросаки медленно выпустил неторопливо скрывшуюся в кустах лапу.

- У меня к тебе есть просьба, - неожиданно сказал Гриммджо после того, как прошло очарование момента.

- Какая?

- Она... слишком дерзкая, чтобы я озвучил ее сейчас. Я смогу это сделать только под покровом ночи. Ты позволишь мне придти к тебе за зеркало в твою комнату сегодня? - голос у чудовища дрожал. Он явно сильно волновался.

- Конечно, приходи, - спокойно заметил Ичиго. - Буду ждать.

- Я рад, что столкнулся сейчас с тобой, - послышались тихие слова, а затем громкие шорохи возвестили, что его собеседник ускакал прочь. Юноша еще долго стоял у стены, обдумывая происшедшее...

...Ближе к полуночи Ичиго уже сидел у себя в комнате, ожидая обещанного визита. Он в нетерпении ерзал по кровати с книгой, в которой раз за последний час читал одну и ту же строчку, когда за зеркалом раздались знакомые звуки. Юноша возбужденно вскочил с постели.

- Это ты? - с волнением спросил он.

- Я не сильно тебя побеспокоил? - раздался знакомый с прирыкиванием голос.

- Нет, скорее спас от скуки, - усмехнулся Ичиго. - Так ты, кажется, что-то хотел у меня попросить?

За зеркалом смущенно зашуршало.

- Это не совсем обычная просьба, - было сообщено ему.

- Ты что хочешь меня заставить станцевать голым перед Улькиоррой? - усмехнулся Ичиго.

- Нет, - фыркнуло зеркало.

- Тогда все остальное необычным я не сочту.

- Я хочу прикоснуться к тебе... - последовал тихий ответ после многозначительной паузы.

- В каком смысле? - удивился Ичиго.

- Я уже давно никого не трогал. Слишком давно. И мне просто хочется к кому-нибудь прикоснуться. Почувствовать что-то забытое, - грустно произнес его собеседник.

- Ты когда-нибудь выходил из замка? - спросил Ичиго.

- В очень далекие времена. Сейчас я и не помню, каково это было.

- И ты почти никого не видишь?

- Кроме обитателей замка почти никого. Если только украдкой.

Сердце Ичиго сдавило. В голосе говорившего слышалось такое одиночество, что от этого хотелось выть. Судьба была жестока к этому созданию. Слишком.

- Ты можешь прикоснуться ко мне, - спокойно и уверенно ответил Ичиго.

- Не будет ли дерзко попросить тебя завязать глаза и снять рубашку? - спросил Гриммджо.

- Ого! - ухмыльнулся Ичиго и быстро ответил, чтобы не спугнуть собеседника. - Конечно, я тебе доверяю.

- Тогда ложись на постель и закрой глаза вот этим.

Через верхний край зеркала была перекинута темная повязка. Ичиго взял ее после того, как стянул рубашку. Медленно сев на постель, он завязал себе глаза, и лег на нее спиной.

- Я готов, - сообщил он.

- Только не подсматривай! - предупредило чудовище.

Ичиго театральным жестом поднял руки над постелью.

- Клянусь! - заверил он.

Его чувства обострились. Да, он доверял чудовищу, но все равно все происходящее казалось ему немного странным.

Ичиго услышал шорохи. Чьи-то осторожные мягкие шаги. Волоски у него на теле встали дыбом, когда он ощутил, что чудовище рядом. Его грудная клетка против воли стала подниматься и опускаться чаще.

Гриммджо стоял над кроватью, упиваясь доступностью и красотой представшего перед ним юноши. Как же Ичиго был наивен даже после всего пережитого! Вот так открыто послушаться и отдать себя ему во власть.

Гриммджо навис над юношей, обдавая его жарким дыханием.

Ичиго ощутил, как когтистая лапа осторожно легла на его губы, проводя по ним дрожащим жестом. Он замер, не мешая. Острые смертоносные когти скользнули вниз по его шее.

- Это так приятно... - шепнул Гриммджо. Все его тело трепетало от ощущений. Эта гладкая теплая кожа. Одного касания было достаточно, чтобы сойти с ума. Он наклонился, увлекаемый соблазнительным запахом Ичиго, и лизнул его шею. Юноша задрожал.

Гриммджо знал, что его слюна обладает обеззараживающим, заживляющим и обезболивающим действием. Он не смог отказать себе в удовольствии. Бережно надкусив юношескую шейку, он с великой осторожностью втянул в себя дурманящую кровь Ичиго. Она была словно великолепное вино. Сладкой и пьянящей.

Гриммджо сделал всего пару глотков, ощущая трепет юноши под собой. Ичиго возбудился, как и любой другой от укуса вампира. С его губ сорвался легкий стон.

- Какое странное ощущение, - шепнул рыжий, задыхаясь.

- Тебе неприятно? - хрипло спросил Гриммджо.

- Нет, все в порядке. Продолжай.

У Ичиго было достаточно опыта в сексуальном отношении, но никогда его не трогали так. Жадно и невинно, как трогают хрупкое произведение искусства, которое не хочется разрушить. Когти слегка скользили по его телу, ощупывая каждый сантиметр. Бока, плечи, впалый живот, соски... И снова по тому же кругу, трогая его снова и снова, точно не насыщаясь этим ощущением. Затем по нему пополз мягкий пушистый хвост, заглаживая покрасневшую от остроты когтей кожу.

- Щекотно, но приятно, - хихикнул юноша. Хвост трогал его соски, скользя вокруг них с медленным томлением. Юноша выгнулся, сгорая в удовольствии.

- Мне кажется, что я сейчас кончу только от этого, - слабым от страсти голосом заметил Ичиго. Он даже и представить не мог, что невинное ощупывание так разгорячит его.

Ухо юноши обожгло жаркое дыхание.

- Я бы все отдал, чтобы сделать тебя своим сейчас, но это невозможно. Хотя я и так уже счастлив. Спасибо за подаренное блаженство, Ичиго, - шепнул хриплый голос. - Я никогда этого не забуду! Ты дал глоток свежайшей воды умирающему от жажды.

Прикосновения прекратились.

- Я все забываю спросить, - шепнул Ичиго. - Как твое имя? И что тебя связывает с Гриммджо? В твоей комнате ведь висит его портрет...

В ответ последовало только молчание. Интуитивно Ичиго ощутил, что рядом никого нет. Он быстро сдернул повязку. Комната была пуста.

Возбужденный и неудовлетворенный юноша медленно слег обратно на постель, закрыв руками лицо в разочаровании...


* В оригинальном Бличе Шекспир - любимый автор Ичиго

Комментарии
2012-12-13 в 14:30 

sola_anima
"Автор, хорош он или плох, или как раз посередине, - это зверь, на которого охотятся все кому не лень. Пусть не все способны писать книги, но все почитают себя способными судить о них." ..М. Г. Льюис «Монах»
Данный фик переведен в разряд ориджиналов, поэтому просьба с критикой а-ля "причем здесь Блич", а также поклонниц Гриммджо не доставать. Блич меня больше не интересует. Просто нет возможности удалить пост.

2012-12-14 в 17:42 

TamaGaya
- Не вмешивайся, Араки! - Буду!
нет-нет, никакого ора от поклонницы Гриммджо))) единственная просьба - пожалуйста, не сильно затягивайте с продой, а то мне очень хочется почитать, как Ичиго начинает увлекаться своим странным хозяином.

2012-12-14 в 18:15 

sola_anima
"Автор, хорош он или плох, или как раз посередине, - это зверь, на которого охотятся все кому не лень. Пусть не все способны писать книги, но все почитают себя способными судить о них." ..М. Г. Льюис «Монах»
нет-нет, никакого ора от поклонницы Гриммджо))) единственная просьба - пожалуйста, не сильно затягивайте с продой, а то мне очень хочется почитать, как Ичиго начинает увлекаться своим странным хозяином.

прода чуть выше стоит )

2012-12-14 в 19:06 

TamaGaya
- Не вмешивайся, Араки! - Буду!
kalevala3110
спасибо))) *попрыгала читать*

   

Grimmjow Jaggerjack. The Great Sexta Espada

главная